ОБРАЗ: 10 цитат з лекції Миколи Рідного про Тараса Каменного

ОБРАЗ: 10 цитат з лекції Миколи Рідного про Тараса Каменного

Тарас Каменний — художник, живе та працює в Харкові. Навчався в Харківському художньому училищі та Харківській державній академії дизайну та мистецтв. Номінант на Премію PinchukArtCentre у 2011 та 2018 роках. 

Микола Рідний — художник, учасник Венеційської бієнале у 2013 та 2015 роках, номінант на Премію PinchukArtCentre та Премію Малевіча. Співзасновник та куратор галереї-лабораторії «SOSka» з 2005 по 2012 роки.

Your Art записали 10 цитат Миколи Рідного з лекції про Тараса Каменного в арт-центрі CLOSER.

Тарас Каменной — один из немногих художников, кто служил в армии по доброй воле. Это было ещё в довоенный период. Таким образом он сменил оптику, с помощью которой художник смотрит на окружающую действительность. Когда Тарас вернулся со службы, он начал делать работы в виде схем, выполненные выжигателем на фанере. Они напоминали визуальные инструкции, которыми оформлен армейский порядок: плакатами, как правильно кидать гранату, как должна быть надета и заправлена форма и т. д. Только к ним он добавлял армейский сленг, обычаи и традиции.  

Его работы того периода — это армейский фольклор. Солдаты много занимаются творчеством, но в фольклорном жанре, далеком от искусства. Яркий пример – дембельские альбомы. Каменной перевёл эту практику в формат искусства, чтобы показать ее на выставках за пределами армейского круга.

В украинской армии существует дедовщина, и это большая проблема: старший курс («деды») изощренно издеваются над младшим («духами»), побои делают таким образом, чтобы не оставалось следов — это один из видов армейского punishment

Каменной рассказал, что эти ритуалы сопровождаются разными речевками: человека («лося») бьют после озвучивания определенной фразы («накидывай!»). В рамках этой серии он перешел от графичных робот к перформансу «Силомер агрессии». В основу действия легла идея аттракциона, который можно часто увидеть в парках развлечений: нужно ударить по механическому объекту, и он покажет сколько очков ты выбил. Каменной решил постучать кулаками по фанере, а именно — по собственным работам. То, что видно на фотографии — это реальная кровь на рубашке, которая осталась после того, как он разбил себе кулаки и кровь испачкала работу. 

 «Силомер агрессии»
«Силомер агрессии»
 Арнульф Раинер
Арнульф Раинер

После возвращения из армии Тарас говорил, что тоже издевался над младшими, а все потому, что находясь внутри этой системы, ты не можешь действовать иначе, ты следуешь определённым правилам. В перформансе «Силомер агрессии» соединено и желание дать сдачи обидчику, и бой с самим собой, вызванный несогласием с собственными действиями. Такая брутальная работа с собственным телом вызывает параллели с венским акционизмом. А учитывая, что эта работа автопортрет, вспоминаются автопортреты Арнульфа Райнера.

В работе «Следы от побоев» Тарас отходит от армейского опыта. Он создает минималистичную графику, нанося на холст штрихи углом подошвы ботинок. Многие из нас видели такие следы в подъезде: оставлять их было излюбленным занятием подростков. В 2012 году в Харькове мы с друзьями и коллегами проводили Дни квартирных выставок. В рамках выставки Тарас усложнил свой художественный жест – вернул «Следы от побоев» обратно в среду, выставив холсты в подъезде, который стал выставочной площадкой. Может показаться, что художник во всём опирается на социальную реальность, но это не так. В частности, Каменной признавался, что для него важны работы минималистов, вроде Лучио Фонтаны, у которого линия результат не удара, но пореза.

 «Следы от побоев»
«Следы от побоев»
 Лучио Фонтана
Лучио Фонтана

В начале 2010-х такой феномен как «закладка» ещё не был популярен: наркотики можно было купить в киосках на районе, которые выглядели вполне заурядно. Каменной показал точную копию такого киоска в PinchukArtCentre. Объект был окружен принтами с выдержками из законов в отношении регуляции запрещенных веществ. Художник обратил внимание, что положения и списки веществ все время менялись из-за того, что выходил закон, который запрещал определенные виды химических веществ, и производители спайсов вынуждены были придумывать, каким образом добиться нужного результата с помощью других веществ. Правоохранительные органы, понимая это, вносили правки в законы, запрещая такие новые вещества. Таким образом идет постоянная борьба «в догонялки». 

 «24 часа. Спайс»
«24 часа. Спайс»

Язык бюрократии и язык украинских политиков становятся одним из предметов критики Тараса Каменного. Работы его следующей серии выглядели как обычные цитаты, например: «Не треба скиглити, а треба брати лопати та годувати свою сім’ю» — цитата бывшего премьер-министра Азарова. Дальше были шутки про газ, которые художник услышал по «Русскому радио». Главное в этом то, что Тарас не выдумывал эти фразы, а брал их из повседневности, говоря о том, что граждане нашей страны, если они хотят выжить, предоставлены сами себе в экзистенциальной борьбе. 

Однажды была выставка в поселке, где жил Каменной — Зеленый гай. Одна из работ была выполнена в виде плота, который плавал по озеру. Он был легким — из пенопласта, и на нём красовалось слово «Стабільність».  Идея работы состояла в том, что «стабильность» — вещь хрупкая и ветер носит ее то к одному, то к другому берегу. В результате произошла интеракция с местными жителями: инсталляция попала в сети, которые житель поселка закинул в воду. Ему не понравилась работа и он ее разломал. Каменной не сдался — он прыгнул в воду и соединил куски работы. Поскольку другие работы выставки были разбросаны по всему поселку, зрителям приходилось перемещаться турами, чтобы увидеть экспозицию целиком. Когда они вернулись к плоту, он уже был разломан полностью, настолько пришлась не по душе работа местным жителям.

Самоорганизация художников была важной частью художественной жизни в Харькове в 2010-е. Одна сторона харьковской культуры тогда состояла из квартирных выставок, в ходе которых люди переходили из квартиры одного человека в гараж или мастерскую другого. Другая — была более официальной, и мы её считали конформистской: художники работали с официальными структурами — Муниципальной галереей или Фестивалем стрит-арта, который проходил при поддержке городских властей. Мы считали их компромиссными художниками, и в какой-то момент у нас произошел серьезный конфликт. 

 «Стабильность»
«Стабильность»

Тарас Каменной, Сергей Попов и я решили внедриться в одну из работ стрит-арта, которую нарисовали Гамлет Зиньковский и Роман Минин. Каменной, кстати, раньше с ними хорошо дружил: сначала он помогал им создавать ту работу, которую мы вместе закрасили. 

Причиной такой акции стала реклама: роспись художников была сделана так, что сложно было понять, где заканчивалась реклама и начиналось художественное произведение, поскольку логотипы спонсоров и патронов были вписаны в сюжет и сливалась с работой. 

Позже Гамлет звонил Каменному с угрозами, недовольна была и Муниципальная галерея, поддерживающая фестиваль. Реакция была разной: кто-то называл наш жест вандализмом, кто-то художественной акцией, кто-то бафингом. Я считаю, что по законам стрит-арта, если ты делаешь что-то на улице, то нельзя к этому относиться как к работе, которая висит в музее — это совершенно разные вещи. Произведение, сделанное на улице, начинает принадлежать улице. Улица может поступать с ним как угодно. 

Тарас Каменной — художник, которому нужно прочувствовать проблему на себе, чтобы превратить её в художественное произведение. Одна из таких тем, которая стала основой для многих его проектов — это опыт работы на стройке. 

Далеко не у всех художников покупают работы, особенно в Украине. Несмотря на то, что Каменной закончил художественное училище, он не мог заставить себя рисовать под заказ, чтобы заработать. Ему было проще заниматься тяжелым, физическим трудом, например, замешивать цемент на стройке или делать штукатурку. 

Этот опыт стал основой для его работ, одна из которых называется «Дырки». Он подошел к обычному объекту из строительного магазина как к материалу для коллажа или минималистической графики, или живописи. Каменной обратил внимание на то, что на стройке никто не открывает мешок аккуратно: каждый рабочий всегда делает в нем грубую дырку чтобы доставать цемент. Тарас акцентировал внимание на том, что у каждого строителя есть своя манера, индивидуальный почерк. Например, кто-то делает это мастерком, кто-то ножом, кто-то кулаком. Этот процесс он перевел в художественную форму и сделал  серию — «Дырка от мастерка, дырка от кулака, дырка от лопаты, дырка от шпателя» в 2012 году.

 «Этическое пятно»
«Этическое пятно»

Наиболее сложный и комплексный проект Каменного, посвящённый стройке, называется «Этическое пятно». Во время работы на одном из объектов строители случайно залезли на соседний участок при установке забора, установив его часть на чужой территории. Каменной предложил компромисс: «Сейчас мы забор не можем передвинуть, мы передвинем, когда закончим стройку. Что я могу сделать? Я могу вам этот кусочек вскопать». Соседи планировали там сделать огород, и Тарас натянул веревку там, где проходила граница двух участков и выкопал с помощью лопаты треугольник. По меркам стройки это был довольно эксцентричный жест и Каменной преподнёс его своим коллегам-строителям как творческую работу с землёй, устроил презентацию. Именно поэтому название работы — «Этическое пятно»: пятно этики в отношениях между людьми. 

Во время резиденции в Польше Каменной сделал транспарант, на котором на польском языке написал: «Я украинский рабочий, ищу заработок, могу делать то и это, по-польски не говорю, такой-то номер телефона». Он сделал это в нескольких польских городах — Люблине, Кракове и Варшаве. Оператор ходил за ним и документирован реакцию людей, кто-то останавливался и задавал вопросы. 

В этой работе показательно то, что Тарас берет форму транспаранта и лишает его своего первичного назначения. Нечто подобное он уже делал с цитатами Азарова – тогда это были транспаранты, висящие на стене. Задача не найти работу, поскольку он жил на резиденции и получал стипендию, а сделать социальное исследование с элементом провокации. 

Похожий ход был сделан в перформансе «Заставьте меня говорить на украинском языке», который имеет двойной смысл. Люди в городе реагировали на него контрастно: кто-то подходил и жал ему руку, был человек, который остановился и плюнул, а одна женщина с ребенком угрожала вызвать СБУ. 

На первый взгляд, это выглядит как протест русскоязычного украинца против украинизации, но только на первой взгляд. Сам художник описывает работу так: он, как не украиноязычный украинец из Харькова, где большинство людей такие, хотел бы научится говорить по-украински, в том числе в повседневной жизни. Но он является человеком ленивым в плане обучения, и добровольно хотел, чтобы его заставили.

Редактор розділу новин майжее з першого дня заснування Your Art.

В гору